LEAD CIS  >  Устойчивый мегаполис  > Н.Н. Моисеев

 

  Содержание

Н.Н.Моисеев     С мыслями о будущем России

Предисловие
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII

Мегаполисы, как естественный фактор развития человечества и стратегия России

Вводные замечания. Вопросы планетарной экологии во всё большей степени занимают внимание не только учёных и политиков, но становятся предметом общего интереса всех образованных людей. Понимание экологии, как фундаментальной научной дисциплины начинает постепенно совпадать с тем смыслом, который содержится в точном переводе этого слова с греческого языка. Она превращается в науку изучающую не только собственный дом, но и правила жизни в этом доме. И проблемы sustainable development и Хартии Земли, на которых фокусируют внимание международные форумы типа Рио - 92, далеко не исчерпывают список острых вопросов, которые встают перед человечеством и, которые нельзя откладывать на следующее столетие.

Я думаю, что одна из центральных проблем экологии, как науке о собственном доме, это проблема организации жизни на планете во всём её многообразии. Её решение должно опираться на понимание естественных тенденций эволюции образа жизни людей и, не противореча им, искать разумные способы использования естественных тенденций с позиций стабильности рода человеческого и отдельных национальных объединений.

К числу подобных проблем относятся и вопросы расселения людей по поверхности планеты. И, в частности, концентрации людей, образования мегаполисов и изучение попыток преодоления этой тенденции, влекущей целый ряд негативных последствий. Но проблема мегаполисов, как мне кажется, занимает особое положение среди трудных общепланетарных проблем, которые принято теперь объединять общим термином "экологический кризис". Она, может более чем другие определяет судьбу человечества, она может наиболее острая и одновременно наиболее противоречивая из тех проблем, которые мы встречаем на пороге нового века.

Масштабы проблемы мегаполисов мы ещё полностью не осознаём. И для её решения ещё не скоро будут выработаны необходимые подходы. Ибо, с одной стороны мегаполисы служат основой растущей общественной производительности труда, а с другой - источником экологического неблагополучия и даже, может быть, вырождения человека. Но бесспорным остаётся факт: равномерное расселение людей, которое было характерным для охотников времен неолита делается явно неустойчивым и поверхность планеты постепенно приобретает ячеистую структуру, подобную ячейкам Бенара в теории конвекции.

Вот почему, идеи "экологически чистой деревни", которые становятся модными на Западе мне кажутся несостоятельными. даже о опасными - они противоречат естественному ходу развития человечества, как общественного биологического вида, ведущему "кооперативную" деятельность. Кроме того, поскольку, создавая в одной стране экологически чистую деревню, нам придётся в других странах создавать свалки отходов и перемещать туда экологически вредные производства, ибо без них пока обойтись человечество не может. А значит, неизбежно будет расти различие в качестве жизни разных регионов планеты. А это, в свою очередь, будет служить причиной дальнейшей дестабилизации общепланетарного образа жизни.

Сегодня на эту проблему следует смотреть в ракурсе универсального эволюционизма рассматривать в качестве естественного феномена. А для России, проблема рационального расселения имеет ещё целый ряд особенностей. В предлагаемом докладе не даётся каких либо универсальных рецептов. Она отражает представления автора о содержании проблемы и является своеобразным приглашением к дискуссии.

Феномен мегаполисов. Мы все являемся свидетелями одного из феноменов самоорганизации общества, который оказывает всё большее и большее влияние на развитие культуры, политики, всего образа жизни человечества и его внутреннего мира. Идет, не только рост населения планеты, но и концентрация людей в отдельных крупных агломерациях - мегаполисах. Крупные города стремительно растут, поглощают окрестные селения, сливаются друг с другом, образуя мегаполисы с населением в десятки миллионов человек.

Такие территории, которые расположены между Нью-Йорком и Бостоном или между Токио и Осака заселены полностью - на них живёт по много десятков миллионов людей. Отделить один город от другого уже невозможно - это одно целое. На крошечном пятачке, расположенном между Токио и Осака проживает едва ли не половина всего населения Японии и производится значительно более половины её валового национального продукта.

Подобная агломерация возникает и в Московской области. Такие города, как Мытищи, Химки, Реутово и многие другие - это уже тоже Москва. И такой рост концентрации населения неумолимо продолжается и будет продолжаться. В ближайшие годы следует ожидать дальнейшего увеличения крупных .городов. Подобное явление связано, в частности, с принципиальными техническими сдвигами и структурной перестройкой промышленности. Уменьшается роль добывающей промышленности, уменьшается объем металлургической производства и многих других отраслей, которые до недавнего времени составляли основу индустрии и могущества государства.

Значительная часть населения до самого последнего времени проживала в посёлках (городках) при этих производствах. Переход к новым высокотехнологичным производствам приводит не просто к подвижкам населения: люди переезжают в большие города. Эта миграция, сначала из деревень в рабочие посёлки, из посёлков в города, из городов в мегаполисы, характерна для большинства регионов планеты. Это веление времени, особенностей производственной деятельности человека.

Очевидно, что для развития такого процесса должны существовать достаточно весомые посылки. Их изучение - важнейшее направление возникающей научной дисциплины "экология городов". Именно научной дисциплины, поскольку решать проблемы, возникающие в связи с ростом городов надо на высоком профессиональном, научном уровне. Любые волевые или умозрительные решения, не учитывающие процессы естественной самоорганизации, крайне опасны. Многие думают, что мегаполисы это несчастье, причём временное, что люди следующих поколений будут жить в коттеджах и экологически чистых деревнях. Жизнь там приятнее и более здоровая - слов нет. это так! Поэтому многие думают, что прогрессивное развитие общества неизбежно должен привести к исчезновению мегаполисов. Однако, такое утверждение, чистой воды утопия! Очень красивая, манящая, но утопия! И опасная, если она станет основой для социальной инженерии крутых административных решениях.

Основной массе населения Земли предстоит и далее жить в мегаполисах. Увы - это зримая реальность! Деревни, а тем более хутора исчезают. Мы это наблюдаем по всему миру. И эта реальность мотивирована особенностью жизни людей, их труда, уровнем современной техники и многими другими причинами. Рост мегаполисов - "природное явление". Это не изобретение отдельных людей, а результат самоорганизации общества, в результате которой, растёт взаимосвязанность людей. Им "по делу" надо быть рядом друг с другом. Надо принять эту реальность и научиться строить мегаполисы, так, чтобы в них можно было жить, без перекосов. И, самое главное - научиться жить в этих монстрах. Бездумное развитие мегаполисов недопустимо.

Итак, сегодня, формирование мегаполисов - стихия. И её неконтролируемое проявление может быть очень опасным. И как и со всякой стихией, борьба с мегаполисами, и безнадёжна и опасна. Ещё в 1844 году Болеслав Трентовский в своих лекциях по философии кибернетики, которые он читал в университете города Фрейбург, сформулировал "принцип кормчего". Он говорил о том, что процессы, протекающие в обществе - это стихия и умный "кибернет", так, следуя древним грекам, он называл управляющего (отсюда слова губернатор, governemant - правительство и многие подобные слова) не должен, подобно кормчему, противится стихии. Он должен изучить ветры и течения, чтобы с помощью стихии довести свой корабль до желаемой гавани. Вот почему и мы должны изучить "стихию мегаполисов", её движущие силы и подводные течения. И научится использовать тенденции, породившие мегаполисы во благо, а не во вред человечеству.

Причины подобной концентрации очевидны: в больших городах общественная производительность труда выше. А это главный критерий, управляющий общепланетарным РЫНКОМ. И пока мы живём в МИРЕ ТНК - мире транснациональных корпораций, пока рынок правит бал - рост мегаполисов будет неизбеженым. А жить в этом мире человечеству предстоит не одно десятилетие. Но, одновременно, мы видим множество труднейших проблем, возникающих вместе с ростом городов. В основном говорят об экологическом неблагополучии жизни в крупных городах. Это и загрязнение воздуха и воды, рост профессиональных заболеваний и , наконец, может быть самая трудная проблема - очистка городов от отбросов. Подобным проблемам посвящено уже множество работ, постановлений государственных и прочих, облечённых властью, структур. Но города неумолимо растут и столь же неумолимо, ещё быстрее растут проблемы вызванные этим ростом. Жить становится зримо труднее.

Некоторые меры локального характера иногда на время снимают те или иные проблемы, которые затем проявляются в новом обличии и с новой силой угрожают жизни людей.

Классический пример - Токио. Установив жесткие ограничения на выброс газов из двигателей автомобилей, японцы действительно очистили (на время) воздух города. Но город продолжал расти, а количество автомобилей стало расти ещё быстрее. Город оказался не приспособленным к такому количеству движущихся экипажей. В результате многочасовые пробки сделались не только кошмаром города, но и его жизненным стандартом. Автомобили приходится снабжать даже портативными туалетами. Время, которое приходится затрачивать человеку для поездки на работу удлиняет его рабочий день на много часов. Человек изматывается и гораздо раньше времени перестаёт эффективно работать. От чего страдает общество в целом.

Таким образом экономия в одном неизбежно приводит к затратам в другом - прямо по Ломоносову! Я думаю, что пришло время разобраться по существу с проблемой городов и подойти к ней не с позиции администратора, а с позиции естествоиспытателя, исследователя, изучая явление концентрации населения как естественное явление, которое возникло не по чей то злой воле, а является естественным следствием развития нашей цивилизации, а, значит и эволюции человека. Изучение стихии развития мегаполисов - одно из важнейших направлений в исследовании проблем объединённых общим названием "sustainable development". Хотя оно пока и не включено в общий контекст подобных исследований. Но по моему представлению оно должно было бы быть, может быть, важнейшим направлением усилий по реализации этого принципа. Как и всякая стихия - стихия развития мегаполисов упрётся однажды в непреодолимый барьер и приведёт к новым рациональным решений. Но произойдёт такое только в результате многочисленных проб и ошибок и будет стоить человеку очень дорого. Поэтому очень важно уж сейчас начать думать о возможных альтернативах, присматриваться к рождающимся тенденциям, включать коллективный интеллект в решение этой проблемы.

Мегаполисы, как эффект кооперативности. Ещё раз - надо признать истину: постепенное укрупнение городов и рождение мегаполисов такой же естественный эволюционный процесс, как развитие промышленности, появление ТНК (транснациональных корпораций), как развитие средств связи и т.д. В крупных городах выгоднее (эффективнее) делать бизнес, организовывать производство, торговлю, легче создавать образовательные комплексы и прочая и прочая. Кроме того, в мегаполисах возникают свои внутренние рынки, резко удешевляющие многие торговые операции, позволяющие ограничить перевозки дешевых товаров. Вот почему мегаполис, как форма организации производственной жизни общества более эффективна с точки зрения экономики - в мегаполисах выше общественная производительность труда - главное мерило всех современных организационных новинок и проявляется она естественным образом. Вот почему, пока мы живём в "МИРЕ ТНК", в условиях непрерывной и жестокой конкуренции, мире, в котором научно-технический прогресс и уровень общественной производительности труда и определяет успех страны на мировом рынке, мегаполисы будут расти до того естественного предела, который опять таки станет определяться общественной производительностью труда, т.е. рынком.

Здесь не должно быть иллюзий. Жизнь в экологически чистых деревнях, как об этом мечтают, особенно в США, будет уделом немногих. Немногих, даже из тех, кто будет принадлежать к жителям страны, принадлежащих к "золотому миллиарду"! Концентрация людей, появление больших городов- явление не сегодняшнего дня. С того момента, как возникла и стала развиваться современная присваивающая цивилизация, рост городов сделался неотвратимым явлением. Концентрация людей стала происходить очень давно - так жить безопаснее и дешевле: с меньшими затратами усилий можно обеспечить необходимое благополучие. А наша цивилизация так устроена, что элемент выгоды, является пока определяющим в формировании образа жизни. Вопросы здоровья, удобства жизни и многие другие отходят, чаще всего, на второй план. Поэтому дальнейшее развитие мегаполисов представляется неизбежным до тех пор пока наша цивилизация не исчерпает своих возможностей обеспечивать дальнейшее развитие рода человеческого.

Наблюдаемый сегодня рост городов и образование мегаполисов это лишь естественное развития процесса, начавшегося ещё в голоцене. Первые города, как показывают американские раскопки в Анатолии в верховьях Тигра и Евфрата, появились за 8-9 тысяч лет до Рождества Христова (раскопки города Чатал-Хююк и др.) И это были не поселения типа деревень, а города в современном смысле этого слова. Там жили не только крестьяне, обрабатывающие землю (таких, видимо, было большинство), но и ремесленники и купцы. Город, это естественный продукт кооперации, одного из тех начал, которые лежат в основе любых эволюционных процессов. Процессы концентрации людей резко усилились после первой промышленной революции, когда организация производственной деятельности сделалась основой жизнедеятельности людей.

Города и сельское хозяйство. Обратим внимание и на то, что аналогичные процессы концентрации населения происходят и в сельском хозяйстве развитых стран в связи с развитием и удешевлением транспорта. Заметно уменьшается количество семейных ферм. Возрастает количество крупных хозяйств, принадлежащих корпорациям или кооперативам, как например в долине Салинас (Калифорния, где развито кооперативное производство цитрусовых, по принципу наших колхозов). Люди, которые в них работают стремятся жить не в деревнях, а в крупных поселениях городского типа, где расположены также и перерабатывающие предприятия и магазины оптовой торговли. Количество людей непосредственно работающих в поле, благодаря росту количества и качества сельскохозяйственных орудий, непрерывно сокращается и им дешевле ездить на работу из города, чем жить на отдельных хуторах, к чему, в своё время стремился Столыпин. Обеспечивать себя водой, топливом, светом, иметь рядом кино, бары и другие увеселительные заведения - всё это для многих компенсирует городские недостатки. Но самое главное, наверное, в том, что при равных условиях комфорта в городах жить элементарно дешевле, чем на хуторах. Сельскохозяйственные рабочие, а именно они в развитых странах сегодня во всё большей степени представляют образ крестьянина, становятся, как правило, профессионалами в самых разных областях сложной техники и технологий, используемых в сельском хозяйстве.

В провинции Саскачеван (Канада) я познакомился с таким "крестьянином". Оказалось, что он, будучи рабочим одной из фирм, производящих мясо, совмещает обязанности ковбоя, т.е. пастуха, с профессией вертолётчика. Фирме, которой принадлежит многотысячное стадо рогатого скота выгоднее содержать два экипажа вертолётчиков, чем взвод кавалеристов, которые, как в былые времена курят мальборо и гоняются за скотом с лассо. К стати, тот вертолётчик, с которым я познакомился жил в одном из маленьких городов в квартире со всеми удобствами, получил образование в престижном колледже, имел свой Фольксваген и, будучи украинцем, учил детей в частной (и весьма дорогой) украинской школе, расположенной в другом городе.

Таким образом, процесс концентрации людей происходит во всех сферах деятельности - это неумолимый закон развития цивилизации. И люди собираются вместе часто против их собственной воли, а в силу экономической целесообразности.

Одиночество в мегаполисах. Растущая концентрация людей приносит не только экономические блага, но и несёт с собой много трудностей (и уродств). Я не буду говорить об экологической неполноценности нашей городской жизни - о загрязнении воздуха и воды, об уборке мусора и т.д. Этим вопросам посвящено уже множество работ. И в этой сфере существует определённое понимание и в богатых странах уже многое делается для исправления положения. Более того, можно думать, что уже в ближайшие десятилетия, проблемы очистки городов будут в основном разрешены. Хотя, конечно, обеспечить тот "уровень здоровья жизни", который человек связывает с жизнью на природе, никогда не удастся. Но меня гораздо больше беспокоит другое. Я буду говорить о естестве человека - о человека, живущего в городе. По моему мнению, это самый главный вопрос, от которого зависит не только будущее мегаполисов, но и общества в целом.

Дело в том, жизнь в мегаполисах необратимо меняет человека, его восприятие Природы, меняет его "психическую конституцию". Об изменении стереотипа жителя мегаполиса экологи почти не говорят, оставляя его психологам и социологам. А эти изменения, может быть, и есть главная опасность для будущего человечества. Дело в том, что условия жизни в больших городах противоречат генетической приспособленности человека. Наш предок был существом общественным и он никогда не жил в одиночку. И уже на заре своей истории (вернее антропогенеза) люди жили либо отдельными большими семьями (родами), либо небольшими общинами, где каждый был на виду. Помогал и контролировал другого. Кроме того жили люди не в условиях конкуренции и соревновательности, а относительной взаимной доброжелательности и взаимопомощи - иначе было очень трудно прожить - кооперативное начало проявлялось именно во взаимопомощи. Все это создавало определённый психологический стереотип и тот психический настрой, который служил источником здоровья, и физического и психического. И даже гораздо больше - развивал чувство близости, единства людей между собой и гармонии с Природой.

И такой образ жизни продолжался, по меньшей мере пару миллионов лет (а, может и больше). И по-видимому многое теперь уже оказалось закодированным в генетической памяти человека. Подтверждение тому искусство - особенно музыка и живопись. Они всегда отражали чувство прекрасного и доброты: мелодичная музыка, зовущие к себе пейзажи и одухотворённые лица на старых картинах. Искусство стремилось показать то лучшее, что окружает человека и есть в человеке. И осудить то, что следует осуждать, согласно тем стандартам, которые пришли к человеку в момент его появления на свет и были впитаны с молоком матери в буквальном смысле этого слова.

Теперь многое иначе - огромное сосредоточение людей, жизнь вдали от Природы в каменных ущельях. И, кроме того, это жизнь "в одиночку", несмотря на давку в общественном транспорте: в современном городе человек предоставлен сам себе в гораздо большей степени, чем это было раньше. Человек перестал быть "наблюдаем", он безразличен окружающим и они ему тоже безразличны, ибо в своей массе это для него чужие люди. Чаще всего они просто помеха или конкуренты в его повседневной жизни.

Все подобные обстоятельства способны существенно менять саму психическую структуру человека и характер его дальнейшей эволюции. И действительно, то, что сейчас происходит и то, что мы наблюдаем в обществе - это не просто смена образа жизни. Это результат глубокого противостояния естества человека и городской реальности - он борется с ней, ибо эти противоречия рождают то, что человеку биологически не свойственно: пьянство, наркоманию, хулиганство - не лихость молодого человека или, не умеющего себя контролировать своё поведение молодого организма, а злобный протест, рождающий преступления. Музыка превращается в какофонию, песни в тарабарщину, а живопись в поиск уродливых и бессмысленных сюжетов. Великое благо - телевидение, развитие которого определяется рынком и не контролируется гражданским обществом, становиться всё отвратительнее, будит в человеке агрессивность против ближнего своего. Всё более и более опасным становится нынешние проявления новых стандартов жизни для будущности человека. Стремление к доброте, к поискам красоты оказывается, за пределами того, к чему люди сегодня стремятся. И что было всегда присуще человеку. Причём это имело место относительно недавно, почти на нашей памяти.

Правда некоторые творцы научного коммунизма подобный образ жизни называли идиотизмом деревенской жизни! А, может быть именно деревня была постоянным источником поддерживающим психическое здоровье нации.

Примечание. .Страшное пьянство в русских деревнях, кажется опровергает сказанное. Но я думаю, что это явление следствие безысходности современной жизни. Это, прежде всего, отсутствие дела. Кроме того, однажды возникшее пьянство, как и наркомания, становятся необходимостью, традицией. И борьба с ними отнюдь не тривиальна - одними запретами не обойдешься.

Новая парадигма. Приняв неизбежность роста мегаполисов и тот факт, что в наступающем столетии основная масса жителей будет сосредоточена в крупных городах, общество должно сформировать определённую стратегию, способную, сохранив основные преимущества жизни в городах, в максимальной степени уменьшить негативные последствия такой жизни. С чего начать, какова должна быть эта СТРАТЕГИЯ.

Я уже говорил о том, что многие обстоятельства связанные с ростом городов уже понимается обществом и многое делается, особенно в богатых странах. Но эта активность носит конкретный (локальный) характер, ориентированный на преодоление отдельных экологических последствий городской жизни. Как ни важны локальные мероприятия, проводимые руководством городов и общественностью, т.е. гражданским обществом, решить основные трудности и противоречия мегаполисов в рамках современных жизненных укладов, по моему глубокому убеждению - невозможно. Мегаполисы, в том виде, как они сегодня существуют - это одно из проявлений того глобального общепланетарного кризиса, который надвигается на человечество и сигнализирует об исчерпании потенции цивилизаций, зародившихся на заре голоцена. И глубинная суть этого кризиса состоит в несоответствии природы человека, его потребностей и того образа жизни, который навязан цивилизационными нормами и, прежде всего, экономическими условиями.

Я убеждён, что преодолеть все те скверны, которые нарастают вместе с ростом городов и образованием мегаполисов, как и остальные проявления общепланетарного кризиса, можно только в рамках новой цивилизации, новой структуры социальных отношений, смены основных ценностей. Но на это уйдут не годы и даже не десятилетия. Должна произойти смена многих поколений и постепенно под давлением жизненных условий, которые будут становиться всё более и более суровыми, произойдёт смена самого образа жизни и структуры ценностей, которые определят новое русло человеческих устремлений. Она будет столь же кардинальной, как и та, которая преобразовала жизнь охотника и собирателя в жизнь землепашца и скотовода. Какой будет эта новая цивилизация, какова будет смена образа жизни, я не берусь сказать. Каковы будут те новые ценности, которыми будет руководствоваться человек - не берусь фантазировать. Оставлю всё это писателям-фантастам. Сейчас глупо искать альтернативу городской организации человечества, поскольку она следствие его социальной организации и существующей, утвердившейся за десять тысяч лет системы ценностей. Вне зависимости от нашей воли и высоких решений, города будут расти. Концентрация людей всё равно будет увеличиваться. Ибо этот процесс - рождён законами - социальными законами общества, по которым мы сейчас живём. Точнее - следствие тех законов, которые управляют нашей жизнью, которые возникли сами собой, как результат эволюции (или самоорганизации, что одно и тоже). И пересматривать, менять их следуя нашим сегодняшним взглядам мы не вправе, даже если и способны это делать, ибо мы не знаем последствий возможных альтернатив. И нет ничего опасней социальной инженерии - мы уже дважды в этом убеждались на практике нашего государства.

Тем не менее, некоторые табу нам придётся вводить. Но надо декретировать лишь только то, что необходимо для обеспечения ЖИЗНИ, для предотвращения катастрофы, что непосредственно, сегодня грозит нашей жизни, в чём мы абсолютно уверены. Но, тем не менее и сейчас, пока ещё нет общей стратегии надо что-то делать и начинать надо с простейшего, с того, что понятно всем, что доступно каждому - с экологического, медицинского, инженерного обеспечения города. К этому вопросу я вернусь чуть ниже.

Основная аксиома. Итак, сказанное, однако, не означает, что мы должны сидеть и опустив руки "ждать у моря погоды": человек обрёл разум и волю не для того, чтобы пассивно воспринимать происходящее, а зная возможные угрозы, стремиться их избежать. А сегодня, о нашем будущем кое что нам все-таки известно. Нам известно главное: наше будущее состоится лишь в том случае, если мы усвоим аксиому: "человек - элемент биосферы и может развиваться только в развивающейся биосфере". Этот принцип я называю принципом коэволюции человека и биосферы. Его выполнение - необходимое условие сохранения человека на Земле.

Его достаточно полная расшифровка - задача большой науки. Я думаю, что в настоящее время это важнейшая проблема фундаментальных знаний. Если XVIII век был веком механики и пара, XIX - веком, когда в мир пришло электричество, ХХ век нам принёс открытие ядерной энергии, то главной задачей, которая поднимается во весь рост перед человечеством на грани нового века - это проблема коэволюции: как научиться жить на Земле, чтобы Природа и общество могли совместно развиваться. Это высшая задача гуманитарных знаний - знаний, которые будут опираться на современное естествознание, на физику, биологию, химию....

Но все-таки это задача, прежде всего, гуманитарных знаний, поскольку речь должна идти о поведении человека, о его способности гармонично вписаться в жизнь биосферы и воспитания в рамках определённых стандартов. По существу, человек и жил в условиях коэволюции до неолитической революции, как и другие представители живого мира и его жизнь вписывалась в естественный кругооборот веществ в Природе - в естественные биогеохимические циклы. И, в этом смысле, человек и Природа жили в "гармонии". Человек не навязывал Природе своих ритмов, своих искусственных биохимических циклов. Но с начала неолитической революции, человек начал создавать собственный кругооборот веществ. Сначала стал выводить новые сорта растений и породы животных, потом добывать ископаемые металлы...

Я не отношусь к числу тех, кто утверждает, что нельзя создавать искусственных циклов, т.е. циклов не возникших в результате естественных (без участия разума) процессов. Многие из них развивают и усложняют биосферу и они необходимы для развития человека. Но этот новый кругооборот веществ должен быть согласован с возможностями Природы: содействовать её развитию и стабильности.

Последнее особенно важно. Если мы примем аксиому о коэволюции, даже на чисто интуитивном уровне, без подробной расшифровки её биологического содержания, то из неё следует необходимость двух форм деятельности, непосредственно относящихся к проблеме мегаполисов. Эти формы деятельности совершенно очевидны, но к сожалению до сих пор они, если и реализуются, то только на словах. Но именно с этого очевидного и надо начинать, не мудруствая лукаво.

Целенаправленное развитие мегаполисов.

Первое. Необходима такая организация города и жизни в городе, которые были бы, по возможности, согласованы с жизнью окружающей Природы. Уже отсюда следует многие конкретные требования к человеку - создателю мегаполисов. Должны быть разработаны и принципы планирования и жилой застройки, и размещение производств, и расширение парковых зон, доступность (и легкость) контактов с пригородной зоной и т.д. и т.п. Назовём эти условия принципами природной рациональности. О них уже много говорят. Они известны градостроителям и городским властям. Осталось немного - им следовать! Есть целый ряд вопросов этого круга, которые совсем просты и всем понятны: вода должна быть чистой, люди должны дышать чистым воздухом, горы отходов должны перерабатываться наиболее рациональным образом и т.д. Все подобные требования, тоже относятся к понятиям "природной рациональности". Что то может оказаться невыгодным, но за здоровый образ жизни приходится всегда платить! Но несмотря на очевидность подобных требований, выполнить их не так то просто: люди ещё долгое время будут нести на себе бремя тех привычек и критериев, по которым человечество жило последние 10-12 тысяч лет: это моё, ради достижения своего материального блага, я готов на многое, даже на преступление! Значит реализация принципа природной рациональности потребует, по меньшей мере двух трудных и крайне важных действий.

Во-первых, должна быть составлена перспективная схема развития мегаполиса, не противоречащая сформулированной аксиоме и сформулированы правила жизнедеятельности. Не только производственной, но и любой жизненной деятельности. Но никто добровольно подобную схему реализовать не станет, не будет ей следовать, поскольку она заведомо по многим пунктам будет противоречить личным интересам отдельных граждан и даже группам лиц, особенно тем, которые организуют производственную или коммерческую деятельность. Отсюда следует, что, во-вторых, - в любом большом городе должна быть сильная, грамотная и некорумпированная власть. Она должна понять основной постулат, недопустимость его нарушения во всех его деталях. И поставить во главу той организации, которая будет составлять схему развития города не просто грамотных инженеров, а людей убеждённых в неотвратимости и трагичности кризиса, который произойдёт, если будет нарушен принцип совместного развития природы и общества - принцип природной рациональности!

Наконец, власть должна быть настолько сильной, чтобы быть способной справиться с любым эгоизмом отдельных граждан и преодолеть любую коррупцию. Значит, развитие производства, производительных сил общества, какова бы не была его социальная структура должна быть ограничена определёнными нормативами. И за их реализацию отвечает перед обществом ГОСУДАРСТВО и городская ВЛАСТЬ. Таким образом, роль государственного регулирования в судьбах общества, по мере усложнения экологической обстановки и роста мегаполисов необходимо должна расти!

Государство несёт ответственность за соблюдение жесткой экологической дисциплины жизни. Любое экологическое преступление (и даже "безобидный" акт вроде брошенной папиросы), нарушающее нормальное жизнеобеспечение должно быть наказуемым. Итак брошенный окурок, а тем более неисправное очистное сооружение или небрежное медицинское обслуживание должны рассматриваться властями города и его жителями, как тяжкий проступок. Такая жесткость городских властей, легко понимаемая гражданским обществом уже сама по себе будет иметь огромное воспитательное значение.

Вот это первое необходимое условие, без чего все остальные действия не будут иметь особого смысла. Но надо отдавать себе отчёт и в том, что появление такой власти может быть только при достаточно развитом гражданском обществе. Здесь возникает цепочка: гражданское общество организует власть, власть содействует становлению и самостоятельности гражданского общества. Если такая связь не возникнет, то общество обречено! Образование, образование и еще раз - ОБРАЗОВАНИЕ!

Итак, сакраментальное слово "воспитание" произнесено. Отсюда следует второе действие.

Второе. Должен быть качественно повышен уровень экологического образования населения, особенно лиц, собирающихся занять посты государственных служащих. Люди должны не только знать свой дом, где они живут, т.е. особенности и законы развития биосферы, но и уметь жить в этом доме. Необходимо разработать сертификат муниципального служащего. И не допускать к исполнению обязанностей лиц не имеющих подобного сертификата.

На заре палеолита, когда человек научился делать каменный топор, то он поднялся на новую ступень своего развития. Но топор не только облегчил ему добычу пищи, но и принес новые опасности, ибо топор в руках человека сделался смертоносным оружием. И для того, чтобы выжить человек усвоил табу "не убий!". И убийство человека стало смертным грехом. У волка тоже есть смертоносное оружие - его зубы. Но волку присущ "инстинкт волка", как его назвал известный австрийский эколог Конрад Лоренц. Волк, проигравший схватку за самку подставлял победителю шею. И победитель не пускает в ход свои зубы и отпускал побеждённого. А человек не обладал "инстинктом волка", вот ему и понадобилась табу "не убий!" - он изобрел свой первый "абсолютный" закон.

Точно также и город: он нужен человеку, как и был ему необходим каменный топор, но у нас нет "инстинкта города". А как бы он был нам нужен, особенно в настоящее время! Ведь, совершенно очевидно, что во всяком случае, подавляющему большинству людей предстоит жить в мегаполисах. И человек должен научиться их строить и обустраивать. Но это ещё полдела. Может быть лишь 1% дела. Самое трудное - научить людей жить в городах, пользоваться городом, овладеть новой системой табу. Эта задача не менее трудная, чем утверждения табу "не убий!", которое утвердилось на заре палеолита. Такая программа обучения требует времени и средств. Но без неё не проживёшь. Люди должны осознать, что чисто инженерных решений проблем мегаполисов, проблем организации в нём безопасной и удобной, одним словом "по-настоящему человеческой" жизни нет и быть не может. Люди должны стать другими. Но генетически они не могут измениться. По природе своей они останутся теми же охотниками на мамонтов и бизонов, какими были в начале неолита.

Теперь дело за обществом. Именно оно - общество должно воспитать людей, привить им новые нравы, основанные на новом понимании того, что такое Природа и каково место в ней человека. Самое страшное в городе это не грязь, которую мы плодим на улицах. С ней можно справиться - её можно убрать. Страшна грязь, которая поселяется в душах горожан. Это не только непонимание и небрежность к Природе, но, что ещё страшнее - агрессивность и недоброжелательство к ближнему своему. Деревня почти не знала преступлений, а тем более наркотиков. Жизнь в большом городе предъявляет к людям особые требования. Их надо понять, освоить и привить миллионам граждан.

Таким образом, наряду с обширной программой создания инфраструктуры и системы инженерного обеспечения жизни мегаполиса, встаёт и та центральная проблема, от которой будет зависеть не только судьба мегаполиса, но и будущность всего человечества - проблема воспитания и образования. Сегодня мы сосредотачиваем внимание на элитных школах, обеспеченных хорошими учителями. Это очень важно: элитные школы - маяки для выбора правильного пути. Но этого, одновременно, и бесконечно мало: нужно перестраивать массовую школу, это главная задача экологического воспитания. Но одновременно, нужно воспитывать и родителей. Организация массовой школы, её качество, может быть, труднейшая задача стоящая перед обществом обречённым жить в мегаполисах. Человек научился использовать топор не нанося вреда роду своему. Теперь он должен научиться жить в мегаполисах, использовать мегаполисы во благо человека не разрушая собственного будущего. Нужны новые табу. Для этого необходима специальная программа. И у нас есть все возможности её составить и реализовать.

Повторю ещё раз фразу, которую я в той или иной форме говорю всегда, когда речь заходит об образовании: преодолеть современные, а тем более грядущие экологические трудности, выжить в современных условиях, решить проблемы "sustainable development" сможет только, по-настоящему, интеллигентное общество.

Мегаполисы и стратегия развития России Проблема мегаполисов, это не только проблема отдельных крупных городов - Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода...Это тема государственного строительства. Для России проблема мегаполисов имеет особое значение, хотя может по казаться, что как раз в России с её пространствами говорить о мегаполисах рановато! Но актуальность этой проблемы диктуется именно огромными пространствами нашей страны и сложностью транспортной инфраструктуры. А порой и её отсутствием. Но в любом случае, её крайней дороговизной.

Основу становления экономического благосостояния России я вижу в развитии системы внутренних рынков, в ориентации развития нашего производства не на внешние, а на внутренние рынки, как и во всех крупных странах. А оно направлено на развитие цепочки: прибыли - инвестиции - занятость + хорошие доходы населения - внутренний рынок - прибыли... Эта цепочка, как показывает опыт США, Японии и других благополучных стран порождает положительную обратную связь, решающую множество экономических и социальных проблем. Но эту обратную связь реализовать при наших просторах и дороговизне транспорта совсем не просто.

Многое упирается в принципы расселения, т.е. в создание необходимой ячеистой структуры. А последнее означает формирование системы крупных городских агломерацией. Они и будут носителями той локальной рыночной структуры, без которой поднять экономику России вряд ли удастся. Эти мегаполисы станут не только основными внутреннего рынка (точнее - внутренних рынков), но и основой специализации: перевозить на большие расстояния имеет смысл только относительно дорогую продукцию, т.е. продукцию высших технологий. Эти же технологии и трудно иметь в каждой городской агломерации. Отсюда и разумная специализация.

Подобную организацию территории и системы внутренних рынков весьма трудно организовать без "организующего начала", - термин, который любил использовать А.А.Богданов в своей Тектологии. Конечно, всё подобное может произойти и само собой. Но на это надо много времени и стоить будет весьма дорого. В США на подобную организацию ушло более ста лет. Стоит ли пускать подобный процесс на самотёк, когда перед нашими глазами есть наглядные примеры? Я думаю, что особую роль в этом процессе организации территории и системы внутренних рынков должны сыграть уже существующие агломерации и, прежде всего, Москва. Многое видно то, что вполне доступно относительно небольшими усилиями. Но это уже тема другого доклада.

Фонд "Развитие и окружающая среда"                                                                  2000 г.