LEAD CIS  >  Устойчивый мегаполис  > Н.Н. Моисеев

 

  Содержание

Н.Н.Моисеев     С мыслями о будущем России

Предисловие
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII
Глава IX
Глава X
Глава XI
Глава XII

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НЕЗАВИСИМЫЙ ЭКОЛОГО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

 1.Современное высшее образование - результат длительной эволюции одной из важнейших ветвей "Системы Учитель", т.е. той системы образования, которая является основой развивающегося Коллективного Интеллекта планеты. Оно несёт многие черты истории становления этой системы, и во многих деталях существующая система высшего образования уже архаична и не соответствует потребностям дня сегодняшнего.

Современное высшее образование начало формироваться много столетий тому назад. И несёт на себе отпечатки, может быть, ещё более далёких времён. Но именно в средние века появились университеты, которые сделались средоточием мудрости тех времён. В них учили богословию, гуманитарным знаниям и философии, которая включала в себя все естественные науки, математику и даже медицину.

Наряду с университетами начали возникать различные технические училища, в которых изучалось мастерство, т.е. ремесло с попытками теоретического осмысления и обоснования тех или иных правил действия мастера. После первой научно технической революции, резко возросла потребность в технически грамотных людях и многие технические, в прошлом чисто ремесленные училища стали постепенно превращаться в высшие учебные заведения. Число их расширилось и, тоже постепенно, многие из этих технических высших учебных заведений стали, по существу техническими университетами, как, например, знаменитое МВТУ, которое наряду с ремеслом давало широкое общетехническое образование. И уже к концу прошлого века выдвинулось в число наиболее значимых высших технических учебных заведений планеты.

Таким образом, система высшего образования вступила в ХХ век казалась достаточно хорошо подготовленной для восприятия тех новых знаний и требований, которые ей предъявит стремительно развивающаяся технологическая цивилизация. Но действительность оказалась значительно сложнее и послевоенные годы показали, что сложившаяся система требует коренного реформирования. Я столкнулся с этими проблемами ещё в 50-х годах, когда был назначен деканом аэромеханического факультета МФТИ. Появление новых специальностей, которые, казалось, требовали всё новых и новых конкретных знаний порождало всё новые и новые предметы. Калейдоскоп новых дисциплин требовал времени, а сетка часов была ограничена. Вводить новые дисциплины можно было только за счёт сокращения традиционных предметов, составлявших суть общетехнической подготовки. А любое сужение этой общенаучной сферы знаний резко сужал горизонт того видения мира, которое всё больше и больше становилось необходимым специалисту и сокращал способности усваивать новое, качественно отличное от предыдущего и привычного.

Значит становилось необходимым менять саму основу утвердившейся системы преподавания. Но как? Что для этого необходимо. Я советовался со многими людьми и мне очень помог академик М.А.Лаврентьев, на кафедре которого я в ту пору состоял профессором. Главное учить надо так, чтобы человек понимал, что такое наука и был бы готов к восприятию всего того нового, что ему понадобиться в его деятельности. А что ему понадобиться завтра, через 10-20 лет никто не знает. Условия жизни и технологическая основа нашей жизни столь стремительно меняется, что предсказать конкретные профессиональные потребности будущих специалистов практически невозможно. Значит надо учить, прежде всего, основам, учить так, чтобы будущий специалист видел логику развития научных дисциплин и место своих знаний в общем их потоке и то, как следует учить то новое, с чем его сталкивает жизнь!

Рассуждая в этом ключе, я приходил к выводу, что стремление наращивать количество специальных дисциплин и перегружать студента количеством конкретных сведений, большинство из которых устареет через десяток лет это тупиковый путь развития современного образования. В основе моего факультета, как я полагал, должна лежать физика. Логика её развития мне представлялась той единственной школой, которая могла помочь будущим создателям и исследователям высших технологий ориентироваться в особенностях перспектив развития. Вот именно этой логике и нужно учить в первую очередь.

Характер обучения был тогда предметом довольно жарких дискуссий на методической комиссии МФТИ. Весьма мною уважаемые люди, бросали мне тогда упрёк в том, что я пытаюсь учить студентов не физике, а моделям физики! О том, что мои питомцы плохо знают количественные значения тех или иных характеристик и т.д. Упрёк был абсолютно справедлив, ибо именно это я и пытался делать. По этому же поводу у меня был разговор с П.Л.Капицей, который очень неодобрительно отнёсся к моей инициативе. "Если студент не знает какое из отношений больше - масса Солнца к массе человека или масса человека к массе атома, то я ему ставлю двойку", тогда он мне сказал нечто подобное.

Тем не менее я остался при своём мнении и понемногу без всяких революций взялся за реформирование образования на своём факультете. Я начал с того, что сам прочёл единый курс механики сплошных сред, который раньше состоял из четырёх различных курсов. Конечно такой подход накладывает особые требования к профессору. Но это уже другой вопрос. И я уверен, что основные курсы должен читать не узкий профессионал, а специалист с широким кругозором.

В 70-е годы я стал заниматься вопросами далёкими от техники, но опыт приобретённый в МФТИ позволил по новому отнестись к тем вопросам, с которыми меня сводила жизнь.

2. Моё понимание необходимости создания университета или другого высшего учебного заведения, ориентированного на решение гуманитарных проблем экологии было естественным следствием многочисленных компьютерных экспериментов на той вычислительной системе, которая ещё в 70-е годы была разработана в ВЦ АН СССР для имитации глобальных процессов, протекающих в биосфере. Они убедили меня в том, что естественные науки уже способны в обозримое время сформулировать основные ограничения, которые ставят законы Природы человеческой деятельности.

Другими словами, естественные науки способны постепенно всё более и более точно описать ту запретную черту, которые люди, ни при каких обстоятельствах не имеют права переступать. Это понимание стало возникать после наших известных расчётов последствий ядерной войны, когда было показано, что использование только 10% существующих ядерных арсеналов достаточно, что бы прекратить существование человечества. Т.е. так перестроить структуру и характеристики биосферы, что в новом состоянии она исключит возможность существования в ней человека.

Подобные расчёты, подтвердившие гипотезу Карла Сагана о ядерной ночи и ядерной зиме, сыграли, как я думаю, весьма важную роль в современном миропонимании. Сегодня крупномасштабная ядерная война просто немыслима. Но ядерная война - это всеми осознаваемая катастрофа, осознаваемая в силу своей "наглядности", поскольку она означает практически мгновенный переход человеческого общества в небытиё. Поэтому, гораздо опаснее мне представлялись малозаметные и постепенно накапливающиеся вредные воздействия на биосферу и человека. Но наука и здесь уже сегодня способна многое предвидеть. Современное естествознание способно предупредить человека и начертить запретную черту, которую оно не имеет права переступать ни при каких обстоятельствах. Но это знание необходимо донести до всего общества.

Однако и этого ещё недостаточно для обеспечения будущности рода человеческого. Люди часто не осознают возможных опасностей и человечество должно обладать определённой культурой, чтобы преодолеть противоречие между экономическими амбициями и требованиями необходимыми для сохранения, экологически обусловленными условиями, жизни. Тем не менее и этого мало. Общество должно обладать определёнными правовыми основами для предотвращения и локальных и глобальной катастроф. Люди должны получить не только естественно научное, но и правовое, экономическое и политическое основание для решения всё возрастающего числа сложнейших проблем взаимоотношения Природы и общества. Экология из биологической науки превращается в основную гуманитарную дисциплину, в науку о собственном доме, помогающую людям жить в этом нашем общем доме - биосфере.

Но как совместить гуманитарное образование с той экологической культурой, которая основывается на естествознании? Этот вопрос мне казался очень трудным и вряд ли разрешимым в рамках нашей высшей школы. В средине 80-х годов к подобным выводам, правда по другому формулированных, пришёл и известный биолог, ныне покойный профессор Н.Ф.Реймерс и в последние годы перестройки мы с ним предприняли определённые совместные усилия для того, чтобы реализовать идеи, которые постепенно оформлялись в концепцию экологического университета, или факультета гуманитарной, прежде всего политологической направленности. Но наши инициативы, несмотря на благожелательное отношение со стороны тогдашнего министра высшего образования Г.А.Ягодина, не имели успеха. Власть имущие их не очень слушали. И, кроме того, ни один из нас не обладал нужным пониманием обстановки в стране и нужной энергией для реализации подобных замыслов.

Однако, как оказалось, не только мы думали в этом ключе. По инициативе сотрудника Министерства Высшего Образования С.А.Степанова 24 декабря 1991 года собралась группа людей, обеспокоенная состоянием экологического образования. Все пришли к единому мнению, что следует приложить все возможные усилия для создания негосударственного экологического университета гуманитарной направленности. Идея того, что университет должен быть негосударственным, целиком принадлежала С.А.Степанову. И она оказалась ключевой. Ни мне, ни Реймерсу она не приходила в голову. Более того, мне ещё в течении ряда лет, уже после того, как наш университет начал работать, казалось необходимым найти пути его постепенного превращения в государственное или муниципальное учреждение. Но, как я теперь понимаю, такая идея была ошибочной.

На том памятном собрании 24 декабря 1991 года, был создан оргкомитет (фактически - совет учредителей) и благодаря удивительной энергии С.А.Степанова, независимый, негосударственный университет возник: в августе 1992 года в него был принят первый студент. Университет получил своё название: Международный Независимый Эколого-Политологический Университет - МНЭПУ. С.А.Степенов был избран ректором университета, а Н.Н.Моисеев - председателем совета учредителей. Позднее, следуя общей моде, меня переименовали в президенты университета.

И вот прошло 5 лет и мы можем сказать: университет состоялся. В прошлом году был первый выпуск бакалавров, т.е. лиц получивших 4-х летнее университетское образование, в этом году мы предполагаем выпустить небольшое число специалистов с 5-летним образованием и очень надеемся, что на будущий год состоится первый выпуск магистров. И важно отметить, что практически все наши выпускники оказались обеспеченными работой: спрос на наших выпускников - растёт. Значит университет получил и общественное признание.

В университете сейчас 7 факультетов: экологический, политологический, международной экономики и устойчивого развития, юридический, финансов и государственного управления, журналистики и иностранных языков. За эти годы сформировался квалифицированный профессорско-преподавательский коллектив, способный обеспечить разностороннюю университетскую подготовку специалистов. В тесном контакте с МЭИ идёт создание Московского Экологического Центра, как неправительственной научно-исследовательской организации.

Постепенно у нашего университета возникла и широко разветвлённая структура: в Петербурге, Липецке, Твери, Клину и Пензе возникли наши филиалы. А в Ереване, Симферополе и Ташкенте действуют национальные отделения МНЭПУ. Установились и международные связи. На базе МНЭПУ и университета в г. Карлсруэ создан Российско-Германский экологический колледж. Совместно с учёными университета города Берна и Гарвардского университета разрабатывается проект "Экомедицина". В его рамках уже в этом году начнёт действовать летняя школа молодых учёных. Установлены контакты и с рядом других университетов Китая, США, Индии, Югославии, Швейцарии.

При университете создано собственное издательство, которое уже выпустило более 230 учебников, монографий и учебных пособий. Они, в первую очередь, необходимы для нашего университета. Но, как мне представляется, по своему научному уровню, тематике и качеству издания, эти пособия представляют значительно более общий интерес. К сожалению университет не располагает пока своей системой распространения и наше издательство ещё не освоило существующих рыночных механизмов, что отражается на эффективности нашей работы и сужает информационную базу представления общества о нашем университете. А, значит и эффективность его деятельности в общероссийском масштабе.

3. До сих пор основные усилия были направлены на то, чтобы поставить университет не ноги, т.е. разработать концепцию университета, его учебные программы, подобрать преподавателей, наладить процесс обучения. В значительной мере этот этап нами преодолён. Пришло время совершенствовать обучение, сделать его более адекватным потребностям дня сегодняшнего. И выполнить основную миссию маленьких неправительственных университетов - быть вперёд смотрящими, ставить образовательные эксперименты, искать новые стандарты, разрабатывать новые концепции образования. Для этого приходится снова возвращаться к исходным идеям, во имя которых мы и начали эту деятельность. И здесь мне очень помог мой опыт деканской деятельности в МФТИ.

Однако близкие идеи высказывались и другими специалистами. Так что они, как говориться, носились в воздухе. Лет 15 тому назад профессор МГУ, математик М.М.Постников написал блестящую статью в "Литературной газете", в которой он подверг критике преподавание математики в школе. В действительности математика была лишь предлогом, лишь примером, на котором автор показал принципиальные недостатки современного образования. Я бы сказал - образовательной мысли. Дело в том, что мы учим юношеству отдельным "предметам". Эта традиция идёт из дальних времён, когда главное было научить приёмам мастерства, которые оставались практически без изменения всю остальную жизнь ученика. И в этой традиции есть логика - "предметы" дают определённые профессионально необходимые навыки, но будучи крайне разобщёнными, они у ученика не создают целостного представления о том культурном пространстве, в котором молодому человеку придётся жить и действовать. И в былые времена этого было достаточно для жизнедеятельности молодого специалиста. Теперь многое изменилось и новшества приходят едва ли не каждый день. И без широкого по истине университетского кругозора эти новшества воспринимаются с большим трудом. Множество важных вопросов остаётся за пределами образованности современного молодого человека, вопросов, которые теперь становятся необходимыми для жизни в нынешних условиях. А то, что он изучает, представляет лишь фрагменты необходимой для жизни СИСТЕМЫ МИРОПРЕДСТАВЛЕНИЯ. Хотим мы того или нет, но жизнь ставит нас перед необходимостью выработки новой преподавательской парадигмы. Особенно в ВУЗ'ах гуманитарной направленности.

Примерно в таком же ключе и мы с профессором Н.Ф.Реймерсом обсуждали недостатки образования. Но говорили уже с позиции более конкретной, с позиции людей, которые видят надвигающийся экологический кризис. И вот нам казалось, что образование должно быть чем то похожим на холст живописца. Для того, чтобы краски хорошо ложились необходим грунт. И сегодня таким грунтом должна стать экология, но не как биологическая наука, а в её буквальном понимании: экология - наука о собственном доме, о том, что он из себя представляет, о том как должен жить в нём человек для того, чтобы обеспечить свою гармонию с Природой и обеспечить будущность следующим поколениям...

Если вдуматься, то по большому счёту, все остальные науки только и служат для обеспечения экологической культуры, т.е. умения жить в том доме, который называется "биосфера"! Но принцип "предметности" родился не случайно: человек должен, в зависимости от характера его деятельности, владеть множеством конкретных навыков и знаний. Как это совместить с тем, о чём я говорил выше?

Ответить на этот вопрос, другими словами, на вопрос о том, как экологизировать преподавание, как насытить разные "предметы" экологическим содержанием, очень непросто. Ответ требует совместных усилий преподавателей самых разных специальностей. Вот для этой цели мы организовали общеуниверситетский методологический семинар профессорско преподавательского состава, на который приглашаем и преподавателей других высших учебных заведений.

Для того, чтобы реализовать те идеи, ради которых создавался университет необходима их разносторонняя конкретизация. А для этого мы должны научиться думать сами и научить думать специалистов разных специальностей в одном ключе. Но одно уже сегодня ясно: мы стоим на пороге коренного преобразования нашего образования, на пороге создания СИСТЕМЫ экологизированного образования. В этой деятельности недопустимы какие либо поспешные решения, не должна быть нарушена традиционная фундаментальность образования. Но надо искать и адекватные современным потребностям формы преподавания в университетских аудиториях. Необходимы коллективные усилия и спокойные неторопливые попытки реформирования. Нам нужна не революционная перестройка, а постепенное формирование общих идей и их превращение в педагогическую конкретику. Я думаю, что, как раз, для подобной деятельности наиболее перспективны небольшие негосударственные университеты, в которых работают преподавательские коллективы высшей квалификации, причём коллективы единомышленников. Последнее абсолютно необходимо и мы прилагаем к этому немалые усилия. Я вижу перспективы и надеюсь на то, что они будут реализованы.

Фонд "Развитие и окружающая среда"                                                                  2000 г.